предприятия новости анализ
реклама на портале
реклама на портале
золотодобывающие компании красноярского края список новости
золотодобывающие компании амурской области список новости
золотодобывающие компании чукотки список новости
золотодобывающие компании якутии список новости
золотодобывающие компании хабаровского края список новости
золотодобывающие компании иркутской области список новости
золотодобывающие компании магаданской области колымы  список новости
золотодобывающие компании бурятии список новости
золотодобывающие компании забайкальского края список новости
золотодобывающие компании камчатки список новости
золотодобывающие компании приморского края список новости
золотодобывающие компании свердловской области  список новости
золотодобыча в России и мире обзоры статьи аналитика
ковры для драг и промприборов РТИ производство реализация
гибель на руднике в шахте на заводе  на дороге не производстве на работе
оборудование для пробоподготовки и пробирного анализа лаборатории
техника золотодобычи: бульдозеры погрузчики экскаваторы ЗИФ итд
дробилки,дробильно-сортировочное оборудование ,запчасти,брони, комбинированные передвижные ,конусные,щековые,дробилки на гусеничном ходу горная порода щебень зерно metso sandvik telsmith terex
месторождения полезных ископаемых золота на карте координаты
фотографии северо енисейскгог района красноярского края  олимпиадинский гок
контакты золотодобывающих компаний артелей приисков адрес телефон e-mail
Портал Рейтинг золотодобывающих компаний РФ, реклама ,контакты

13.11.2017 ОАО "Золото Камчатки"/интервью генерального директора А.Голубенко

Москва. 3 октября. INTERFAX.RU - Компания "Золото Камчатки", входящая в группу "Ренова" Виктора Вексельберга, еще недавно имела статус небольшого регионального игрока. Но запуск нового ГОКа "Аметистовое" в 2015 году в одночасье вывел компанию в первую десятку отечественных золотодобытчиков. Алексей Голубенко, возглавивший "Золото Камчатки" в начале 2017 года, рассказал в интервью "Интерфаксу" об итогах работы и планах компании на будущее, а также о проблемах и перспективах золотодобычи в России.

Проекты "Золота Камчатки"

- Какие задачи ставили перед вами акционеры, когда приглашали на эту должность?

- Я пришел в компанию, когда был запущен в эксплуатацию ГОК "Аметистовое". У меня есть опыт выстраивания управленческих процессов, производственной системы, работы с оптимизацией издержек. Этим я занимался на прошлых предприятиях, и такую задачу мне поставили, когда пригласили сюда. У компании появились новые мощности, и надо сделать так, чтобы они были эффективными, производительными, современными.

- За полгода видите положительную динамику?

- Обычно новые фабрики достигают своей производственной мощности за год, два, иногда три. Комбинат на Аметистовом месторождении был построен быстро, и сегодня работает выше проектных показателей, с лучшим качеством извлечения. Мы видим положительные данные по экономии топлива, удельной энергетике, по другим задачам, которые ставили зимой (оптимизировать издержки и особенно самые серьезные). Понятно, что яркого результата за полгода не бывает. Мы рассчитываем, что по году будут неплохие экономические результаты, лучше, чем в прошлом году. По TCC мы располагаемся в лучшей десятке - около $600-700 на унцию. По итогам года планируем выйти примерно на $100 млн EBITDA по группе.

- Раз фабрика уже превышает проектные показатели, нет желания расшириться? Планируется ли вводить в строй новые объекты?

- Что касается новых объектов, то, конечно, они будут, мы сейчас интенсифицировали программу геологоразведочных работ по всем районам, в том числе в районе Аметистового, Кумроча. Объемы геологоразведки увеличены в 4 раза по сравнению с прошлым годом. Из greenfield-проектов это ГОК "Кумроч". Действующие объекты мы будем расширять участками вблизи фабрик, например, на Центральном узле Бараньевское будет работать на действующую фабрику.

- Для Кумроча предусмотрена отдельная фабрика?

- Да. У нас три узла: Север (ГОК "Аметистовое"), Центр (ГОК "Агинский") и Восток (ГОК "Кумроч"), они обособлены. Последний расположен на Востоке Камчатского края, на побережье. Поэтому на Кумроче будет отдельный комбинат.

- Какие еще месторождения вы отрабатываете в Центре, почему выделяете Бараньевское как отдельный проект?

- В Центре мы работаем на Агинском, Оганчинском, Кунгурцевском и Золотом. Готовим Вьюн (скоро руда пойдет) и Бараньевское. Бараньевское месторождение - это более крупный участок, и он будет базовым для ГОКа "Агинский". Потому что на самом Агинском месторождении запасы уже подходят к концу. По нашей программе как раз Бараньевское месторождение плавно заместит остальные участки. В следующем году должны получить первую опытную партию руды, а далее в 2019-2020 годах будет поэтапный запуск. Сейчас мы уже ведем дорогу (60 км) к месторождению, зимой будем вахтовый поселок строить.

- Вы под эту дорогу искали госфинансирование?

- Да, в том числе.

- Чем закончилось дело?

- Сотрудничеством. Фонд развития Дальнего Востока частично помог.

- Какая оценка capex разработки Бараньевского?

- По сравнению с ГОКами "Аметистовое" и "Кумроч" capex Бараньевского будет небольшой, но любая сумма, которую я сейчас назову, скорее всего, не будет точной. Мы работаем над оптимизацией затрат этого проекта, смогли пересмотреть некоторые статьи и снизить стоимость. Кроме этого, часть горной техники и оборудования будем использовать с наших действующих месторождений, это тоже положительно отразится на capex.

- А по Кумрочу какой capex?

- Мы еще весь capex не посчитали, пока есть только предварительные расчеты: на первом этапе порядка 10-12 млрд рублей, весь же проект оцениваем в районе 20 млрд рублей, но детальный план пока "в карандаше".

- Какие источники финансирования?

- Компания готова использовать все виды финансирования. Мы следим за возможностями, которые исходят от Фонда развития Дальнего Востока. Будем смотреть, есть разные инструменты.

- Рассматриваете ли вы возможность публичного долга?

- Жизнь покажет, ничего не исключено. Как правило, такого рода инвестиции идут именно под объект. Любой инвестор хотел бы понимать, на что компания берет деньги, и что из этого может получиться.

- Сколько составили затраты на строительство "Аметистового" по факту?

- Порядка 14-16 млрд рублей, это без учета подземной добычи, поэтому на "Кумроч" столько же закладываем. Они близки по масштабу, по объему, по инфраструктуре.

- Каким образом эти деньги привлекались?

- Это акционерный капитал плюс банковские займы. Мы сейчас возвращаем все успешно, у нас остается запас еще и на финансирование новых проектов.

- У "Золота Камчатки" был опыт самостоятельного обнаружения новых объектов?

- "Золото Камчатки" несколько лет назад было сосредоточено только в Центре и о широкой перспективе не задумывалось по ряду причин. Несколько лет назад с началом строительства ГОКа "Аметистовое" наша материнская компания задала курс на развитие, а исходя из этого, как я уже упомянул, мы начали рассматривать очередные объекты. В том числе сейчас это и Малетойваямское, и Ветроваямское месторождения рядом с ГОКом "Аметистовое", кроме этого Кумроч (это не одно месторождение, там целая группа, где мы тоже имеем планы по бурению). Так что сегодня мы идем по пути развития, и объекты у нас будут.

- Запасов у вас надолго хватит?

- Как набурим, как природа даст, что найдем. Но минимум на 10-15 лет. Сами знаете, разведка - это дело такое, то ли потеряешь деньги, то ли золото найдешь.

- А какой сейчас у вас объем запасов?

- Ресурсов около 124 тонн по JORC. А по российской классификации на 2017 год запасы 132 тонны, ресурсы - 197 тонн.

- Общий capex по группе, наверное, в 2017-2018 годах будет меньше, чем в прошлом году? Аметистовое уже работает, строительство Кумроча еще не начали.

- Нет. На Аметистовом стройка затухала, но мы увеличили затраты на геологоразведку до 3 млрд рублей (по группе) на три года. Со следующего года начнется переход на подземную добычу на ГОКе "Аметистовое", а это опять же большие капитальные затраты.

- Сейчас у вас только открытые работы?

- В Центре Агинское месторождение отрабатываем подземным способом. На Аметистовом, как уже сказал, в перспективе предусмотрена подземная добыча. Кумроч тоже будет смешанный - открытыми работами начнем, а далее подземными.

- Когда наступает момент уходить на подземку, часто компании привлекают стороннего подрядчика для выполнения этих работ.

- Это же две разные профессии. Подземная добыча связана с необходимостью быстро строить вскрывающие капитальные горные выработки. Это значит, должен прийти коллектив с механизмом и быстро эту выработку пройти. В это время, как правило, набирается свой коллектив и потом принимает у подрядчика работу.

- Вы можете перебросить специалистов по подземке с Центра на Аметистовое?

- Мы посчитаем. Если свои будут дешевле, то своих направим, и наоборот. Экономика важнее.

- По производству: в прошлом году 5,45 тонны золота по группе было, сколько планируется в этом году?

- Мощность наших предприятий по производству золота сегодня на уровне 5,4 тонны, дальше уже будут вопросы содержания. Если содержание найдем получше, значит, будет больше золота. Есть достаточно сложные пласты, тонкие жилы, и на них, как показывает практика, достоверно спланировать точный объем невозможно. Поэтому мы сейчас считаем производственную мощность как план, и делаем плановые оценки на основании классификации наших запасов, а потом жизнь нас поправляет. Пока сравнивать динамику производства сложно, потому что на ГОК "Аметистовое" первое золото выплавили в сентябре 2015 года. В 2016 году предприятие разгонялось, поэтому мы не можем сравнить корректно эти два года. Правильнее будет сравнить 2017 и 2018 годы в динамике.

- На 2018 год у вас уже есть план?

- В трехлетней перспективе на Центральном и Северном узлах планируем сохранить добычу на существующем уровне. Более точные данные на следующий год будут к декабрю, когда геологи с производственниками посчитают, и тогда мы либо подтвердим план в 5,4 тонны золота, или скорректируем его в большую или меньшую сторону. Все покажут детализированные горные планы, с учетом ведущейся геологоразведки.

Рынок

- Какой у вас прогноз по издержкам с учетом инфляции и укрепления рубля?

- Мы планируем остаться в рамках текущего диапазона. Если действующее производство эффективно работает и нет ухудшения горно-геологических условий, то менеджмент может работать над оптимизацией процессов и затрат, а это, при прочих равных, всегда дает снижение издержек. Поэтому мы должны по-хорошему гасить инфляцию улучшением организации работы. Посмотрите, цена сильно упала в 2011 году, и много предприятий выпало, кто рискованно работал. Но при этом в России значительно вырос объем добычи, потому что все серьезные компании улучшали свою экономику. По вашей логике, если цена не растет, а инфляция растет, мы должны были все уже "лежать", все российские золотодобытчики. Но этого не произошло и не произойдет. Потому что идет непрерывное улучшение самих предприятий.

- А как же курс?

- Курс валюты, безусловно, влияет на экономику предприятий, но не на все 100%. Понятно, что большинство издержек в рублях (топливо, энергетика, труд), но оборудование и запчасти практически у всех иностранные, соответственно приобретенные за валюту, что критично для тех, кто строит новые предприятия.

- В текущих условиях запуск новых проектов оправдан?

- Оправдан, если есть что запускать. Согласно докладу министра природных ресурсов Сергея Донского на ВЭФ, распределены уже 83% запасов: есть спрос, а предложения уже начинает не хватать. На ВЭФе и других мероприятиях говорят, что объекты нарасхват, и запуск идет непрерывно. На первый план выходит геологоразведка. Государство очевидно предлагает недостаточно готовых объектов, свернув в последние 10-20 лет активные разведочные работы. Сейчас ГРР занимаются в основном сами золотодобытчики, поэтому очень важно, чтобы государство стимулировало эту деятельность. Мы, горняки, предлагаем рассмотреть введение налоговых льгот для предприятий, которые ведут геологоразведку. Кто много бурит, тот, значит, вперед смотрит.

- Как вы думаете, что будет с ценами на золото? Что компания закладывает в свой бюджет?

- Как и все компании, мы закладываем вариативность. С 2011 года мы все сто раз слышали, что это на два-три года, но до сих пор ничего не происходит. Плавно цена поднялась с $1100 до $1200-1300, но вряд ли без какого-то форс-мажора что-то случится с этим медленным-медленным трендом, по крайней мере, в ближайшее время. Что будет с политической обстановкой в мире, мы не знаем, а все это будет давить на рынки золота. Исходя из снижения количества свободных месторождений и крупных золотодобытчиков за счет M&A, может сформироваться некий дефицит золота, если не развернется масштабная геологоразведка, если государство не приложит усилия для облегчения инфраструктурных затрат, геологоразведочных затрат, если население не будет держаться на Дальнем Востоке. Это целый комплекс мероприятий, нельзя сказать, что что-то одно выстрелит и всем будет счастье. Золотой лихорадки на самом деле нет. Количество россыпных месторождений в запасах стремительно падает, растет доля рудного золота. А если не будет новых рудных объектов, то будет нарастать напряжение.

Будущее золотой отрасли - это в первую очередь геологоразведка. Объекты в основном сейчас расположены в труднодоступных местах со сложными условиями, а значит, ГРР очень дорогие. А раз так, то государство должно было бы посмотреть внимательно на возможность дать льготы не только нефтяникам, но и иным недропользователям. Много всего не хватает, но самое существенное - это новые месторождения. Все остальное мы должны делать сами - совместно с государством, совместно с общественностью, вести ответственную социальную политику. Мы, например, тесно сотрудничаем с коренными народами Камчатки, поддерживаем их. Кроме этого реализуем значительное количество экологических программ, активно восполняем популяцию лососёвых рыб на полуострове.

- Что бы вы выделили как некие возможные точки роста золотодобычи в России? Как смотрите на идею хабов?

- Первостепенно это сырьевая база. Она может состоять и из крупных объектов, и из множества мелких. Посмотрите, сколько лицензий выдали. "Хабы" - слово модное, раньше это называлось "переработать сырье с нескольких месторождений на одной "центральной обогатительной фабрике". Это существовало и существует во многих отраслях. Этот подход работает, если объект либо некрупный, не долгосрочный, либо есть ряд однотипных месторождений. Сегодня есть компании, которые уже возят концентраты, возят руды. Но это экономика в чистом виде. Например, идея кластера по упорным рудам в Центральной Якутии. Руда у всех разная, соответственно будут искать технологии, смотреть, может, две линии ставить, может, три - это вопрос проектирования. Важной составляющей такого подхода является система договоренностей. Вот я строю горное предприятие, считаю экономику, закладываю на переработку на фабрике 100 рублей. А когда фабрика запустится, у нее может быть уже другой собственник, и нет гарантий, что он мне не скажет, давай теперь по 120 или 200 рублей. То есть это вопрос долгосрочности отношений и доверия между компаниями. Но, опять же, это опыт не новый, при определенных экономических условиях это вполне может реализоваться.

- Многие считают перспективным проект по упорным рудам в Якутии.

- Здесь еще надо обратить внимание на местную экологическую общественность. В Якутии, знаю, есть, например, проект по переработке газа в топливо, нефтехимический комбинат. Он буксует уже много-много лет, его финансируют, а он буксует. Труба есть, топливо есть, но местное население боится загрязнения окружающей среды. Если люди вдруг услышат слово "цианиды" и еще что-то, связанное с золотоизвлечением, то убедить их в безопасности комбината будет очень непросто. На самом деле современные технологии могут все делать чисто.

- У вас самих есть упорные руды?

- На этом этапе пока не нашли.

Дело акционеров

- Вообще за пределы Камчатского края компания смотрит?

- Надо справиться с теми объектами, на которые мы пошли, а уже дело акционеров - смотреть стратегически, насколько можно идти в другие регионы. Потому что в текущих задачах мы достаточно напряженно работаем.

- Остается ли вероятность некоего сотрудничества с Petropavlovsk?

- Не могу это прокомментировать.

- А насколько реально объединение с Highland Gold, "Высочайшим"? Это обсуждалось на уровне менеджмента?

- У меня задача оптимизировать золотодобычу "Золота Камчатки", а слияния и поглощения - дело акционеров.

- Есть ли у компании необходимость или желание воспользоваться хеджем?

- Как инструмент он всем интересен, а его использование - это вещь тактического характера, которую финансовый блок смотрит отдельной темой.

По информации портала eRUDA.ru в 2016 году ОАО "Золото Камчатки" добыло 5.45 т золота/ 8 место в рейтинге ведущих золотодобывающих компаний РФ

При использовании информации гиперссылка на www.eRUDA.ru - "Рейтинг золотодобывающих компаний "обязательна.
Источник новости - "Рейтинг золотодобывающих компаний"/eRUDA.ru/
источник

обновления базы данных "Вакансии в ведущих золотодобывающих предприятиях РФ" последняя версия
 
eRUDA.ru – информационный ресурс о горнодобывающих, золотодобывающих предприятиях РФ. eRUDA.ru – не является официальным представителем какого-либо предприятия, не занимается устройством на работу и не рассматривает резюме соискателей.
Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг золотодобывающих компаний РФ
контакты: coordinator@eruda.ru
eRUDA.ru
© 2004-2017. All rights reserved.
База Данных "Вакансии в ведущих золотодобывающие предприятиях РФ"