предприятия новости анализ
 
реклама на портале
золотодобывающие компании красноярского края список новости
золотодобывающие компании амурской области список новости
золотодобывающие компании чукотки список новости
золотодобывающие компании якутии список новости
золотодобывающие компании хабаровского края список новости
золотодобывающие компании иркутской области список новости
золотодобывающие компании магаданской области колымы  список новости
золотодобывающие компании бурятии список новости
золотодобывающие компании забайкальского края список новости
золотодобывающие компании камчатки список новости
золотодобывающие компании приморского края список новости
золотодобывающие компании свердловской области  список новости
добыча угля в россии
золотодобыча в России и мире обзоры статьи аналитика
ковры для драг и промприборов РТИ производство реализация
гибель на руднике в шахте на заводе  на дороге не производстве на работе
оборудование для пробоподготовки и пробирного анализа лаборатории
техника золотодобычи: бульдозеры погрузчики экскаваторы ЗИФ итд
дробилки,дробильно-сортировочное оборудование ,запчасти,брони, комбинированные передвижные ,конусные,щековые,дробилки на гусеничном ходу горная порода щебень зерно metso sandvik telsmith terex
месторождения полезных ископаемых золота на карте координаты
фотографии северо енисейскгог района красноярского края  олимпиадинский гок
контакты золотодобывающих компаний артелей приисков адрес телефон e-mail
Портал Рейтинг золотодобывающих компаний РФ, реклама ,контакты

15.05.2019 "Бурятзолото": дела все хуже

 

источник

«Бурятзолото»: безрадостные перспективы для Бурятии

В 2018 году прошло ровно 10 лет с тех пор, как «Бурятзолото» вошло в группу компаний Nordgold. С тех пор несколько районов Бурятии подсели на «золотую иглу», и их экономика непосредственно связана с деятельностью компании. Да и в целом «Бурятзолото» стало одной из опор бедной и дотационной республики. Однако с каждым годом компания все больше дистанцируются от местной экономики. Более того, «Бурятзолото» в 2019 году – история не про золото, а про деньги. Деньги, которыми московский директорат с Бурятией делиться не очень-то хочет. Бабр рассказывает, что не так с «Бурятзолотом» в контексте будущего Бурятии.

Опасность первая: у «Бурятзолота» кончается золото

Примечание: количество золота в тексте указывается в тройских унциях (одна тонна = 32 150.750 унций), в скобках указано значение в килограммах или тоннах. Большинство значений округлены для удобства читателей.

По всему миру группа компаний Nordgold либо наращивает, либо удерживает стабильные показатели производства золота. Так, в 2014 году компания произвела без малого 984 тысячи тройских унций золота (30,6 тонн), в два последующих года показатель упал сначала до 948,5 тысяч унций (29,5 тонн), а затем до 868 тысяч унций (27 тонн), но в 2017 году снова вырос до 996,7 тысяч унций (30,1 тонн). Эта динамика, впрочем, неактуальна для российских рудников Nordgold. В 2014 и 2015 годах группа компаний произвела на свет примерно по 340,8 тысяч унций (10,6 тонн золота), в 2016 году – уже 266,8 тысяч унций (8,33 тонн), в 2017 показатель упал до 234,7 тысяч (7,38 тонн). Бурятию тренд на снижение производства этого драгметалла также задевает. За четыре года производство «Бурятзолота» рухнуло в 1,5 раза – с 119,6 тысяч унций (3,72 тонны) в 2014 году до 77,2 тысяч унций (2,4 тонны) в 2017. Размер доказанных запасов (то есть сырья, добыча которого технологически обоснована и экономически выгодна) «Бурятзолота» также уменьшается. Компания активно разрабатывает два месторождения – Ирокиндинское (Муйский район Бурятии) и Зун-Холбинское (Окинский район).

Согласно официальным ежеквартальным отчетам компании, с начала 2017 года доказанные запасы золота и серебра на Ирокиндинском месторождении сократились с 96 тысяч унций (около 3 тонн) до 69,5 тысяч унций (2,2 тонны) в конце 2018 года. Почти на тонну золоту за неполных два года. В Зун-Холбе дела идут получше, но только за счет того, что в 2018 году компания, по-видимому, смогла обнаружить на месторождении почти тонну доказанных запасов золота. Иначе трудно объяснить тот факт, что в первом квартале 2018 года доказанные запасы составляли 39,5 тысяч унций (1300 килограмм), а во втором и третьем кварталах – уже 56,3 тысяч унций (1750 килограмм), притом что каждый квартал здесь добывалось порядка 6,4 тысяч унций драгоценных металлов. Тем не менее, к концу 2018 года запасы Зун-Холбинского месторождения составляли уже 52,4 тысячи и продолжают сокращаться.

Доказанных запасов «Бурятзолота» на обоих рудниках – в зависимости от методик подсчета – хватит на два-три года. Этого мало, и компания ведет активные работы на уже разработанных и новых территориях. В 2018 году «Бурятзолото» вложило около 1,7 миллиарда рублей в геологоразведку и модернизацию производственных мощностей, но пока это не приносит результатов.

Опасность вторая: компания меняет приоритеты

Проблемы с запасами отягощаются нерентабельностью производства. Себестоимость производства унции золота в начале 2019 года составляла около 1,5 тысячи долларов за тройскую унцию, тогда как цена золота – 1250-1300 долларов за унцию. Это приводит к убыткам. Согласно ежегодной аудиторской бухгалтерской отчетности по итогам 2017 года, убыток от продаж золота компанией составил 272,3 миллионы рублей, а чистый убыток без малого 377 миллионов рублей. По итогам 2018 года убыток от продаж перевалил за миллиард рублей. Зато общий баланс стал положительным, и чистая прибыль составила 275 миллионов рублей. Как так получилось? Дело в том, что «Бурятзолото» не зарабатывает на золоте.

Напротив, как показывают результаты продаж, основная деятельность компании с каждым годом приносит ей все больше убытков. Спасает компанию от банкротства оригинальная, но далекая от добычи золота деятельность: накопленные на счетах 11 миллиардов рублей капитала «Бурятзолото» занимает под проценты материнской Nordgold и ее компаниям-«дочкам». В бухгалтерской отчетности это пункт «прочие доходы». По итогам 2018 года бурятские золотодобытчики получили таким образом около миллиарда рублей и покрыли убытки. Так крупнейшая золотодобывающая компания Бурятии превратилась, по сути, в кредитную организацию. Ее жизнеспособность поддерживается искусственно – с помощью вливаний из других подразделений компании.

Опасность третья: Бурятия все меньше получает от «Бурятзолота»

Шаткое финансовое положение и манипуляции ради сохранения ликвидности «Бурятзолота» приводят к тотальному сокращению вливаний в бюджет Бурятии. Речь даже не об инвестициях в экономику – золотодобытчики не справляются с банальной выплатой налогов, своей законной обязанностью. Так, в 2017 году компания заплатила в бюджет Бурятии всего 82 миллиона рублей по налогу на прибыль. В «Бурятзолоте» это объяснили «производственными трудностями». «По «Бурятзолоту» в этом году, действительно, ожидается 82 миллиона. У них в этом году в течение девяти месяцев убытки получены из-за производственных проблем. Объем добычи у них составил порядка 72 процента к уровню прошлого года из-за снижения содержания золота на Холбинском месторождении, из-за истощения запасов...» - докладывала замминистра природных ресурсов Бурятии Марина Капустина на совещании в Народном Хурале в ноябре 2017 года (цитата gazeta-n1.ru).

Эти убытки в «Бурятзолоте пообещали с лихвой восполнить в 2018 году и заплатить налог на прибыль в размере уже 470 миллионов рублей. Но этого увеличения компания добилась не за счет наращивания своей прибыли, а с помощью уменьшения выплаты другого налога – на добычу полезных ископаемых (НДПИ). Так, в том же 2017 году «Бурятзолото» заплатило около 700 миллионов НДПИ. А в 2018 пообещала только 140 миллионов. Получается, что повышение выплаты налога на прибыль с 82 до 470 миллионов – фикция, так как на недополучении НДПИ Бурятия потеряла намного больше. Владелец международной группы Nordgold Алексей Мордашов Но даже с учетом этой хитрости «Бурятзолото» не смогло выполнить обещания по налогу на прибыль.

По итогам 2018 года стало известно, что компания вместе с «Улан-Удэнским авиазаводом» недоплатили в казну около 271 миллиона рублей из запланированных в начале года. Выходит, что даже финансовые операции «Бурятзолота» не дают компании достаточного заработка, чтобы в полной мере выполнять свои обязательства перед Бурятией. При этом сколько-нибудь обоснованных предпосылок для улучшения финансовой ситуации в компании на сегодня нет.

Опасность четвертая: Nordgold задвигает Бурятию на периферию

Пока «Бурятзолото» проседает, материнская Nordgold изыскивает другие возможности для заработка. И делает это успешно как в России, так за ее пределами. Во всех своих отчетах, в интервью и на конференциях представители Nordgold делают акцент на проектах Lefa (Гвинея) и Bissa-Bouly (Буркина-Фасо). Это неудивительно, так как общие запасы (и доказанные, и вероятные) золота на африканских рудниках по итогам 2017 года оцениваются в 3,5 миллиона унций (109 тонн) на Bissa-Bouly и в 2,2 миллиона унций (68,5 тонн) на Lefa. Для сравнения, потенциал обоих бурятских рудников по итогам 2017 года оценивался лишь в 480 тысяч унций (15 тонн). И это, напомним, самый радужный вариант, с учетом вероятных, то есть теоретически возможных запасов золота. Но дело даже не в более перспективных африканских проектах. «Бурятзолото» куда менее выгодно смотрится рядом с другим рудником - Гросс в Якутии.

Это новый и крайне перспективный проект, и в Nordgold его без стеснения называют ключевым для всей группы компаний. Рудник заработал на полную мощность в конце 2018 года и готов производить свыше 200 тысяч унций (6,2 тонны) золота в год на протяжении 17 лет. Напомним, что на обоих бурятских рудниках в принципе осталось 480 тысяч унций (15 тонн) золота, из которых 350 тысяч унций (10,9 тонн) оценены пока лишь как вероятные запасы. Убийственное сравнение для бурятских золотодобытчиков. Акцент на руднике Гросс крайне важен и в контексте перевода Бурятии из Сибирского федерального округа в Дальневосточный. На Восточном экономическом форуме, прошедшем осенью 2018 года, тема Гросса стала ключевой для Nordgold. Представители компании встречались руководителем Роснедр и с замруководителя Росприроднадзора, и представители обоих ведомств присутствовали на торжественном запуске рудника.

Помимо якутского проекта, долгоиграющие планы у Nordgold имеются и в соседней для Бурятии Иркутской области. После запуска Гросса компания намерена бросить все силы на проект Урях в Приангарье, оцененные и выявленные ресурсы которого предварительно составляют 1,4 миллиона унций (43,5 тонны) золота. Вплотную проектом займутся уже во второй половине 2019 года, в последующие годы Nordgold будет инвестировать в него миллионы долларов. Для бурятских рудников в этих амбициозных планах снова нет места. Все это вызывает большие опасения в контексте будущего сотрудничества Бурятии и «Бурятзолота». Финансовая нестабильность предприятия уже привела к снижению потока налогов; ориентированность Nordgold на Якутию подрывает позиции Бурятии в ДФО в глазах Москвы.

В мае 2019 года также стало известно, что руководители «Бурятзолота» решили 12-й год подряд отказать своим акционерам в выплате дивидендов, притом, что ранее власти Бурятии выразили недоверие руководству компании по поводу подобных методы ведения дел. Подробнее: Скрытные и малопонятные. Власти Бурятии недовольны «Бурятзолотом» «Бурятзолоту» нужен прорыв – как в текущем положении дел, так и в вопросе будущего сотрудничества с властями Бурятии и совместного укрепления экономики республики. Однако перспектив для подобного сценария пока не наблюдается.

При использовании информации гиперссылка на www.eRUDA.ru - "Рейтинг золотодобывающих компаний "обязательна.
Источник новости - "Рейтинг золотодобывающих компаний"/eRUDA.ru/
источник

 

 

 
eRUDA.ru
© 2004-2019. All rights reserved.
Рейтинг золотодобывающих компаний РФ
контакты: coordinator@eruda.ru